Жизнь

Жизнь
 
Моя звезда
 
Ночь коснулась лучами стен.
Сединой серебрится волос.
Напевает любви катрен
Музы нежный и сладкий голос.
 
Не приходит она с утра –
Только ночью даёт уроки.
Вот и льются всю ночь с пера
На бумагу слова и строки.
 
Я боюсь не успеть. Спешу.
В небе облако ждёт, скучая...
Всё стихи о любви пишу.
Город спит, тихо сны листая.
 
Этой ночью моя звезда
Огоньками мерцает странно.
Понимаю, зовёт – туда...
Погоди, не спеши, мне рано!
 
Строк моих завершу штрихи –
И на облаке том парящем
Уплыву, о любви стихи
Рассыпая на город спящий...
 
 
 
Моя Русь
 
Как же мне не любить эту Русь?
Лёгкий шёпот листвы на ветру,
Буйство радости, нежную грусть,
Тишину и туман поутру...
Где в безбрежности неба кричит
Колокольной мелодией звон,
Где, согнувшись, печально молчит
Под метелью застуженный клён.
Где смиренность и дух бунтаря,
Безнадёжность осенних дорог,
Что приводят не в Рим, за моря,
А туда, где родимый порог.
Где души не прервётся полёт
И поэт говорит: «Я вернусь»,
Зная точно, что он не умрёт...
Как же мне не любить эту Русь!
 
 
 
Нельзя о смерти
 
Стихи о смерти – это ворожба.
Не стоит никогда писать об этом.
Стихи – всегда пророчество, судьба.
Всегда! У настоящего поэта...
Но грешен сам, с тоской о том пишу,
Когда смотрю на журавлей летящих...
Но почему-то до сих пор, дышу.
Наверно, я не очень настоящий.
 
 
 
Мама
 
Март уже усталый, к лету взор направил...
И с работы рано убегаю я -
К рынку за цветами, чтоб тебя поздравить -
С Днём рожденья, мама, милая моя!

Взгляд - такой же ясный глаз твоих небесных.
Лишь морщинки-годы проложили путь...
Время и несчастья сгорбили телесно.
Но годам-невзгодам душу не согнуть!

Было всё - и радость, боль, война, и горе.
Сердце не остыло в суматохе дней.
Столько изб горящих, ты прошла в те годы.
И остановила - тысячи коней.

Дни бегут мелькая, время словно мячик
Скачет всё быстрее с горки под откос
Только для тебя я, как и прежде - мальчик,
Что в деревне давней с колосками рос...

Я тебя ведь тоже, обижал бывало...
Ты прости, родная. Век неумолим...
Ты обид не помнишь. Жаль... живём так мало...
Ценим лишь теряя. Ценность - не храним.

Часто не по нотам наша жизнь играет.
В горн судьбы упрямо суетой трубя.
И бегу с работы, чтоб успеть поздравить...
С Днём рожденья, мама! Я люблю тебя!
 
 
 
Забудь о возрасте
 
Забудь о возрасте своём,
Ведь многое и в нашей власти.
Работа, дети, внуки, дом –
Всё это составные счастья.
Отбрось багаж ненужный весь –
И всё в ином увидишь свете.
Мы не судьбы песчинки здесь,
Мы во Вселенной – Божьи дети.
Есть у реки глубокой броды...
Грустить о прошлом не спеши.
Ведь возраст – всё-таки не годы,
А состояние души!
 
 
 
Перевал
 
Избитые слова и рифмы
«Судьба-борьба», «вагон-перрон»
Так точно отражают рифы
Судьбы и счастья перезвон!
В них мчится радостно по рельсам
Экспресс мечты, и кое-как
За ним ползёт усталым рейсом
Печальных будней товарняк.
Ведь по судьбе всегда попутно
(У жизни есть такой закон)
Идут составы серых будней
И счастья маленький вагон.
Мелькнут счастливые мгновенья,
Что дарит иногда судьба, –
И вновь, уносятся в забвенье,
Не возвращаясь никогда.
И той печали бесконечность,
И счастья яркий сполох – миг.
Всё ближе к перевалу Вечность,
Где двери в рай – или тупик.
 
 
 
Сердце моё
 
Нет, не уйду я бесследно!
Сердце ведь не умирает.
Сердце живое бессмертно.
Просто оно засыпает,
Чтобы когда-то проснуться
Снова по первому зову
Тех, для кого это нужно,
Тех, кто любил моё слово.
Чтобы вернуться обратно
Веткой рябины весёлой,
Нежным рассветом-закатом,
В поле травой васильковой.
Может, колосьями хлеба,
Летним дождём, облаками...
Чтобы проснуться – и в небо
Песней, словами, стихами!
Странно, но вовсе не страшно...
Даже смеюсь я не реже.
Только с годами всё чаще
Юностью розовой грежу.
 
 
 
Моё «не люблю» 
 
Я не люблю слащавости в общенье,
Кривой ухмылки, бегающих глаз.
Ещё – когда в порыве вдохновенья
Вдруг приземляют грубо каждый раз.
Когда пишу, а мне в затылок дышат,
Когда в чужом копаются белье.
Я не люблю, когда меня не слышат,
И крепких слов, когда они всуе...
И если вдруг меня не замечают
Те, кто мне дорог, те, кого люблю...
Когда мне на вопрос не отвечают
Или внезапно будят, если сплю.
Когда всему определяют цену...
И ненавижу тех, кто женщин бьёт.
Я не люблю, когда пою на сцене,
А в зале кто-то семечки грызёт.
Среди избушек – царские хоромы,
Мерзавцев – тех, кто в спину бить привык,
И панибратства тех, с кем незнакомы...
Когда родной коверкают язык...
И не терплю блатных с наколкой храма,
Шансон с тюремным запахом-гнильцой...
Я не люблю изнеженных и хамов.
Ещё я ненавижу подлецов.
 
 
 
Порыв души
 
Порой поделишься добром,
Но почему-то получается –
Добро не радостью, а злом
К тебе обратно возвращается.
Порыв души проявишь вдруг,
Не пробежишь и остановишься –
Поможешь ближнему как друг...
Потом вовеки не отмоешься.
 
 
 
В небо
 
Не беда, пожалуй...
Только что-то гложет,
Разъедает ржавой
И мечтой тревожит...
И, с землёй простившись,
По дуге отвесной
Лезу вверх, забывшись,
К радуге небесной –
В небо! Метр за метром...
Ведь потом не слезу...
Ведь собьёт же ветром...
Так зачем я лезу?
 
 
 
Прощайте друг друга!
 
Прощайте друг друга! Поверьте – так надо!
Простить – как очиститься, словно напиться
В жару под ветвями чудесного сада
Воды родниковой из чистой криницы.
 
Дарите внимание тем, кто вас любит!
Для них равнодушие – это убийца,
Который сердца одиночеством губит,
Палач, отрывающий крылья у птицы.
 
И преданных сердцем – цените немного...
Но искренне только, не стоит для вида!
Любовь напоказ не зачтётся у Бога.
Любовь напоказ – это тоже обида.
 
Пора разорвать закольцованность круга,
Ведь миг этот жизненный не повторится!
Любите, цените, прощайте друг друга,
Чтоб мир изменить, самому измениться.
 
Отрезок дороги отмеренной жизни
Годами летящими можно измерить.
Простите – и недруг простит вас до тризны.
Давайте попробуем в это поверить...
 
 
 
На крылечке гость
 
На крылечке гость
Робко топчется...
Словно в горле кость –
Одиночество.
 
Рядом с ним тоска
И, как водится,
Получив отказ,
В окна ломится.
 
Мне б глотнуть вина –
Да из горницы!
Растянуть баян 
За околицей.
 
Растерзавши грудь,
Душу вывернуть,
Как в поток нырнуть
Да не вынырнуть...
 
Заорать, запеть
В небо синее,
Чтобы девки все
Рты разинули!
 
Чтоб тоску убить,
Одиночество.
Ведь могу ж, поди...
Да не хочется.
 
 
 
Слеза
 
Недвижим лес, сплошной стеной...
Там ветер бьётся зверем в клетке.
Но в безнадёжности немой
Не вздрогнут каменные ветки.
Луна наполнена тоской...
И сон – как будто бы воочью
Пронзает тайной колдовской,
В луну бросая песню волчью.
И медленно в застывший лес
На грусть деревьев-изваяний
Стекает капелька с небес –
Слеза несбывшихся желаний...
 
 
 
 
 
Утёс и волна
 
Там где делят тишину
Море с небом в свете звёзд,
Одинокую волну 
Полюбил седой утёс.
И молодушка-волна
Говорила: «Ты мне мил!»
Нежностью была полна –
Той, что ей утёс дарил.
 
И смеясь, его дразня, 
Всё резвилась день и ночь –
То целуя и маня,
То отталкивая прочь...
Был он счастлив. И не знал,
Каплю счастья получив,
Что откатится волна,
Остов крепкий подточив...
 
Плавал месяц среди звёзд...
Жизнь не дремлет, се-ля-ви.
А подточенный утёс
Рухнул, утонул в любви.
Он по-прежнему любил,
Тосковал на дне морском,
Одиночество делил
Между илом и песком,
 
Веря всё ещё волне.
Но засасывает ил
И лежит утёс на дне,
Вспоминая - "ты мне мил"...
Мысли-тучи гонит прочь...
А волна? Да не вопрос...
Всё резвится день и ночь -
У неё... другой утёс.
 
 
 
 
Кошмар
 
Сладким маревом окутав, спутав тиною,
Укачало, усыпило, одурманило.
Чуть забылся – толкануло, как дубиною,
Разбудило и в покое не оставило.
Горло сжало. Не вздохнуть. Слюна запенилась.
А внизу – осколки острые расставило.
И ощерилось ухмылкой, и прицелилось.
Завертело, размахнуло и ударило...
Опустилась тишина кровавым облаком.
Прошептало что-то, голову погладило.
Потащило по осколкам битым – волоком.
Наплывало сладким маревом. Дурманило...
 
 
 
Берёзка
 
От берёзок ночь светлей.
Месяц в рощу свесился.
Он деревья осветил 
И вздохнул устало:
Там какой-то лиходей 
Топором потешился
И берёзку, подрубив, 
Засыхать оставил.
 
Ночь светла – ни облачка. 
А в траву зелёную
Словно туча капала 
Дождиком негромко –
Капли, как осколочки, 
Горькие, солёные...
То берёза плакала 
От подруг в сторонке.
 
Ой, берёзка милая, 
Ты слегка подрублена!
Промахнулся тот злодей, 
Грусть твоя напрасна! 
И душа красивая 
Вовсе не загублена.
Слышишь, клён шепнул тебе: 
«Как же ты прекрасна!»
 
Вот обнимет он, любя, 
Ласкою приветит.
Будешь ты назло слезам 
Радостно смеяться.
Скажет: «Не отдам тебя 
Никому на свете!»
А вдвоём не страшно вам
На ветру качаться...
 
 
 
Жизнь продолжается
 
Неправда, что не будет ничего!
Всё так же пробиваться будет проседь,
Когда за сорок... А за ней бегом –
Весна, и лето, и зима, и осень.
Моря и реки, рощи, соловьи...
И песни, и стихи, конечно, будут!
И нежность, и признания в любви,
Рождение и ожиданье чуда.
И пусть всё это будет не с тобой...
Так надо Богу! И грустить негоже.
Смотри – ныряет в пенистый прибой
Пацан, две капли на тебя похожий...
Неправда, что не будет ничего!
Ничто не возникает ниоткуда.
Есть божий дар, и он важней всего –
Душа, что вечно есть и вечно будет!
 
 
 
Дорога
 
Луна рисовала застывшие тени,
Блестела река и журчала лениво.
И в зеркале вод, преклоняя колени,
Собой любовалась печальная ива.
 
Уснула дорога, укрытая пылью,
Склонились над нею деревья безмолвно,
И горы дремали, поросшие былью,
И время катилось тихонько и ровно...
 
Я видел усталость травы за оврагом
И строгую лунных теней безупречность.
По сонной дороге размеренным шагом
Я шёл, отмеряя шаги… В бесконечность...