Грусть

Грусть

 

Я знаю...
 
Я знаю, как сердце дышит,
Кричит... когда душу - в клетку...
Когда этот крик не слышат...
И ставят на сердце метку.
Тускнеют души частицы,
Становятся серой пылью...
Я знаю, как больно птице,
Когда ей ломают крылья...
 
 
Не прилетит зимою ласточка
 
Не прилетит зимою ласточка.
И брода нет у моря синего.
Нельзя взмахнуть волшебной палочкой
И совместить несовместимое.
Не может разум душу буйную
Понять. Огонь — воды сторонится.
День не обнимет ночку лунную -
Луна за солнцем не угонится...
Звезда небесная, лучистая,
Упав — сгорит, не станет камешком...
За горизонтом небо чистое,
Земли касается лишь краешком...
Приносит мысли несуразные.
Тоска глухая, беспросветная,
Что мы с тобой… такие разные!
Я — вечер… ты — заря рассветная...
 
 
Песня счастья
 
Песню счастья сочинял ночью.
Зимний холод не студил тело.
Нежность к нотам добавлял в строчку.
А Мечта мне о любви пела.
 
Время шло, бежали дни, ночи -
То капелью, то дождём с крыши.
И пока писались те строчки,
Голосок Мечты звучал тише...
 
И когда закончил труд долгий,
Был и счастлив, и грустил малость.
Снова холод на дворе колкий...
Постучался к ней - открой, Радость!
 
Не узнав, спросила - друг, кто ты?
Равнодушное потом - "здрасте"...
Уронил, не удержал ноты
И рассыпалось моё счастье.
 
И сказала (та, что мне пела) -
Что ж, внимание твоё лестно...
Только нет мне до тебя дела...
Я нашла уже... свою песню.
 
 
Безнадёжность
 
На ладони, надежда -
В ожиданьи дрожала...
На ветру… без одежды...
Но ладонь ты разжала...
Разговором печальным,
Между пальцев стекала...
И со словом прощальным,
Безнадёжностью стала.
 
 
Берёзонька
 
Утром солнце веселое, светлое,
В алой зорьке как в море купается.
Рассыпая богатства несметные,
Золотинками в небе играется...
 
Утопает в цветах полустаночек.
Там березонька с талией тонкою.
В окруженье подружек-смеяночек,
Красовалась листвою-обновкою.
 
Изумительно-стройная, милая.
И в наивной и юной прилежности,
К солнцу ветви тянула, игривая.
Ей немного тепла бы… и нежности.
 
Ну, а где-то за синими далями -
Край полями и реками славился...
Там в лесу над весенней проталиной,
Крепкий клён в одиночестве маялся.
 
Познакомил их ветер нечаянно -
Рассказал... у того полустаночка.
Замахала ветвями отчаянно...
Загрустила береза-смеяночка.
 
И звала его! Соком березовым -
Слёзы капали. Клён над проталиной -
Всё качался на зареве розовом,
Корни рвал. Становился развалиной...
 
Уходило светило червонное
Из багряного моря, за Ладогу.
Опускалось на море солёное,
Золотинки роняя на радугу.
 
 
Безумие
 
Что ж… напишу не между строчек...
Безумен я… души не чая -
Кружу, как сорванный листочек
Вокруг тебя не улетая...
А ночь рисует звёзды мелом.
Ты вновь мечтой ко мне приходишь...
Чаруешь обнажённым телом,
И взглядом ласковым тревожишь.
Я постучал в твоё окошко,
Когда мне очи-звёзды снились.
Хотелось нежности немножко...
Но ставни сердца не открылись...
И дождь в безумии хохочет,
Листом оторванным играя,
Рождая строки многоточий...
Мечту о землю разбивая.
 
 
Вывеска
 
Тёплый, сонный город.
Смятые постели.
Окна в тёмных шторах.
Тёмные аллеи.
Белая безбрежность.
Сон или реальность?
Отвернулась Нежность -
Поскользнулся малость...
От дыханья, что ли
Окна запотели?
Что я!? Здесь же поле...
Как же так посмели?
От костра небрежно
Оттолкнули в стужу...
Больно шею режет
Вывеска - не нужен!
Всё ползу по полю
Следом за тобою.
От тоски и боли,
То скулю, то вою...
 
 
Сердце на снегу
 
Вьюга злобная в поле резвилась,
Перекошена вся сикось-накось.
Всё искала кого-то, носилась,
Чтобы сделать какую-то пакость.
Как рубин, в обрамлении белом,
Чьё-то сердце усталое слабо,
Среди поля тихонечко тлело,
Всё в снегу, словно снежная баба.
Вдруг избушка окном засветилась,
Как стихов согревающих томик.
И усталое сердце вкатилось
Отогреться в пустующий домик.
А метель завывая кружила.
Заметала тропиночку к сердцу.
Белым снегом упорно снежила,
Засыпая замёрзшую дверцу.
Но утихла метель. Затаилась...
А сердечка под снегом не слышно.
Дом засыпан... и дверь не открылась.
И никто не виновен. Так вышло...
 
 
Разные стороны
 
На твоей стороне - сияние...
Солнце в алой заре купается.
Ветерка шепоток-дыхание,
Губ коснуться твоих старается.
 
Рассыпаются брызги нежности,
Бьют ключи родника заветного,
Под дождем из любви и верности,
И под радугой счастья светлого.
 
А моя сторона - холодная
Ветер злой и колючий скалится.
Дождь осенний. Тоска голодная
Бьет тупой и тяжелой палицей.
 
На моей стороне - затмение...
Вот и жду - может, что изменится.
Только в сердце моем - сомнение.
Почему-то ему не верится.
 
На твоей стороне - сияние,
Улыбается небо звездами.
А моя сторона - молчание,
Где печаль вызревает гроздьями.
 
 
Тишина вокруг
 
Тишина вокруг... такая звонкая...
Дунул ветер свежий, переменчивый
И смутившись, спрятался за горкою,
Как парнишка робкий и застенчивый.
Полыхнуло в небе пламя алое,
Словно подмигнула дева страстная -
Сладкий поцелуй земле оставила
Зоревая женщина прекрасная.
Но остыл закат небесной кузницы,
Превратившись в ночь земную, душную...
Заплутало где-то в тесных улицах,
Сердце одинокое, ненужное.
Видно, было вновь, ненастоящее,
Счастье, пробежавшее сторонкою…
Пустотою полнится звенящею,
Тишина вокруг. Такая звонкая...
 
 
Я найду отраду
 
Серебрится волос...
Не поётся песня...
Прежде звонкий голос
Надорвался, треснул -
Задохнулся хрипом.
Холодок щемящий...
Бьют по сердцу крики,
Журавлей летящих.
Словно леший свистом
Белый свет обрушил.
Где-то в поле чистом
Потерялись души...
Разольётся зорька
По небу как прежде.
Зазвенев, умолкнет
Колокольчик нежный.
Я найду отраду
В этой зорьке ранней...
Выйду за ограду,
По листве багряной.
Выйду прямо в осень.
Улыбнусь легонько,
Взгляд на солнце бросив...
И умру тихонько.
 
 
Мне тебя не хватает
 
Мне тебя не хватает, малыш...
Боже... как мне тебя не хватает!
Одиночество ночью съедает!
Ну, а ты? Может тоже не спишь?
 
Только вряд ли. Не нужен такой...
Помню это последнее лето -
Равнодушие вместо ответа...
Что ж... прости, что нарушил покой.
 
Ты прости, что законы поправ,
Я насильно дарил тебе нежность,
И любви неуёмной безбрежность.
Ну, а может... я всё же, неправ?
 
Мне тебя не хватает, малыш...
Тишина. И никто не узнает...
Только дождь... он меня понимает
И тоской проливается с крыш...
 
 
Жду мою радость
 
Жду мою светлую,
Жду мою радость,
Там, где реки перекат.
Ночь неприметную
Ждёт, в небе маясь,
Грустный, багровый закат.
 
Облако алое
С небом целуется,
Что-то ему говоря.
Небо усталое
Теменью хмурится.
Вот... отгрустила заря.
 
Даль потемневшая.
Звёздочка яркая.
Вспыхнул мгновеньем болид.
Ноченька свежая,
Ноченька зябкая,
Сердце моё холодит.
 
Дымка рассветная
Росная сладость,
Белый туман над водой.
Жду мою светлую,
Жду мою радость…
Ту, что давно не со мной.
 
 
Кто я для тебя?
 
Кто я для тебя на случайной дороге?
Быть может, от скуки спасительный ключик?
Один из толпы, чуть отличный от многих?
Случайный прохожий? А может попутчик?
 
Кто ты для меня? Может Синяя птица,
На крыльях мечты приносящая ласку,
Щемящую боль от которой не скрыться,
Осеннюю грусть и печальную сказку?
 
Кто мы друг для друга? Теперь не узнаю...
Я голос твой слышу всё реже и тише.
Тебе безнадёжную нежность бросаю -
Не ловишь. Кричу, задыхаясь - не слышишь...
 
Молчание, словно ответ на вопросы...
А сердце безумное стонет от боли
И тает надежда, как дым папиросы...
Кто я для тебя? Эпизод... и не боле.
 
 
Обида
 
Намек... полуслово... сомненье...
И горечью дышит привет.
Обида... потом отчужденье...
И всё... понимания нет.
Колючая фраза цепляет,
Рождая занозы-слова.
И тихо любовь умирает...
И больше любовь не права...
Достаточно капельки дегтя
На бочку, что счастьем полна.
И ссора - не стоит и ногтя,
А бочку... уносит волна.
 
 
Взгляд
 
Я, во взгляде твоём вижу небо.
Сине-чёрное с белой луной.
Вижу поле с колосьями хлеба,
Тишину и полуденный зной.
 
В нём искрятся улыбки-смешинки,
И рассвет уходящей ночи.
В нём - пушистые хлопья-снежинки.
И огонь романтичной свечи.
 
Листья золота, в небе осеннем,
Восхищённые взгляды мои.
Вижу звёздочки в небе вечернем,
И полоску погасшей зари.
 
Взгляд, который бывает опасен,
Но прекрасен, как ни назови...
В этом взгляде небесном, прекрасном -
Вижу всё! Но не вижу... любви.
 
 
Рана
 
Странно...
Нет тепла моего тела...
Рана,
Растерзавшая грудь… слева...
Тихо
Расползлись по углам звуки.
Лихо
Протянуло капкан — руки.
Пяльцы,
Растянули узор — сушат...
Пальцы,
Горло сжав, разговор душат...
Может,
По щеке не слеза… милость?
Сможешь?
Отпусти! Оторви! Выбрось...
Слышишь?
Рот беззвучно кричать может!
Дышишь?
Подыши за меня тоже...
Горько.
Дождь слезинкой-тоской — в лужи...
Только,
Ну, кому он такой нужен?
Рана,
Растерзавшая грудь… слева...
Странно...
Нет тепла моего тела...
 
 
Птичка певчая
 
Птичка певчая моя, где ты?
Я скучаю по тебе очень!
Закружило нас тогда лето.
Разлучила нас беда - осень.
 
И сердца разлукой злой раним.
А какой дуэт звучал дивный!
Ночка светлая была - раем,
И качались от любви ивы.
 
Бросив вёсла, обрубив снасти,
По течению реки - ласки,
Уплывали в океан страсти,
Открывая берега - сказки.
 
Птичка певчая моя, где ты?
Я скучаю по тебе очень!
Закружило нас твоё лето...
Разлучила нас моя осень...
 
 
Уходя, уходите
 
В эту пору осеннюю,
В алом платье с узорами,
Пробрались Вы в судьбу мою,
Обольстив разговорами.
 
Постучались в судьбу мою
И вошли как видение,
Дверь оставив открытую,
Словно путь к отступлению.
 
И ушли из судьбы моей
(Ветром двери захлопнуло),
В Бабье лето осенних дней.
Вздулось счастье и лопнуло.
 
Нет, теперь не звоните мне.
Не кричите, не топайте.
Уходя - уходите.
Только... дверью не хлопайте.
 
 
Агония мечты
 
Еще блуждала по лицу улыбка,
И можно было... повернуть… вернуть...
Но в жизни — ненадежно всё и зыбко.
В блужданиях исчезнет вскоре путь.
 
Беда, как счастье — жажда… не напиться...
Пришла внезапно. Впрочем, как всегда...
Ни здравствуй… ни прощай… и вот, струится
Из сердца радость прямо в никуда.
 
Всё обернулось — разочарованьем.
Огонь и я… и ты… сожгли мосты.
Перечеркнулось недопониманьем -
Агонией несбывшейся мечты.
 
 
Одиночество
 
Замрёт… затаившимся волком -
Укроется, спрячется рядом.
Неслышно… почувствуешь только,
Лишь холод звериного взгляда...
Потом подкрадётся… гиеной,
Беззвучно и зло захохочет...
Ухватит добычу и с нею,
Расстаться уже не захочет.
Обнимет… обманет… затянет
В трясину, в болото гнилое.
И там незаметно съедает...
Оно… одиночество злое.
 
 
Пусто
 
Пусто...
Ничего не хочу.
Грустно...
Я в пространство кричу.
Молот
Над моей головой.
Холод -
Он крадется за мной.
Бьётся
Чёрной горечи звук.
Вьётся,
Замыкается в круг.
Плачет
Чей-то глаз на беду.
Значит -
Мне пора... я уйду.
 
 
Там за горизонтом
 
Я долго шёл — куда глаза глядят.
Бежал… взглянуть за горизонт хотел -
Где в небе алом облака горят...
И рядом был… и заглянуть успел...
 
Там под вечерними закатами,
У самой, горизонта линии,
Увидел речку с перекатами.
В лесных, озёрных водах — лилии.
 
И небо голубое, знойное,
Где песня жаворонка слышится.
И поле золотое, ровное,
Где рожь волнуется — колышется.
 
Там детство звонко-босоногое,
Росу с травы сбивает пятками.
И хата старая, убогая,
С ночными тайнами — загадками.
 
Заря за рощей отрумянилась...
И летний вечер брёл по улице.
Но вдруг, виденье затуманилось...
И будто, чей-то плач почудился.
 
Но... ни души... лишь ночь раздольная,
Да тишина вокруг звенящая.
Я оглянулся... рядом боль моя...
Такая острая... щемящая...
 
 
Усталость
 
Я не ждал эту осень так скоро.
Стало небо унылого цвета.
Мне бы в поезд и мчаться за город,
Догоняя весёлое лето.
 
Принесла эта осень усталость...
Я не скоро приду - говорила.
А сама незаметно подкралась
И виски мне, смеясь, серебрила.
 
И шумела дождём - веселилась,
Ветром листья с деревьев срывая.
И со мною по братски делилась -
Грусть багряную в окна бросая.
 
Я не ждал эту осень так скоро.
Мне бы... нет, от неё не укрыться.
Чувств моих нерастраченных короб
С чемоданом на полке пылится...
 
 
Встреча
 
Как долог путь мой был к тебе.
Усталый снег темнел печалью.
И вечер завершал набег,
Скрывая день под серой шалью.
А утром - ветер хохотал,
Бросая пОд ноги тревогу,
Колючим снегом засыпал,
Чуть различимую дорогу.
Но тропку всё-таки нашёл.
Пройдя густой сомнений лес,
В надежду кутаясь - пришёл,
И так хотел тепла! А здесь...
Всё тот же утомлённый снег.
Пустой, холодный, зимний вечер.
И тусклый взгляд, и горький смех,
И грустная нерадость встречи...
 
 
Кто же ты?
 
Солнце сбило последние льды.
Лес очнулся от зимнего сна.
И смеётся в потоках воды,
И целует мне губы весна.
Не целуй... погоди же... замри!
В поцелуях, лишь холод и боль...
Не весна... кто же ты? Говори!
- Я твоя безнадёга, родной...
 
 
Осенним утром
 
Еще не сбиты летние пороги...
Но в небе синем появилась проседь.
И в зиму, словно в Рим ведут дороги,
И грустные стихи готовит осень...
Надежда паутинкой улетает.
Сменяются закаты и рассветы
В мельканьи дней. И сам я... таю... таю...
Как в небе, умирающее лето...
И будут петь небесные свирели...
И ветер принесёт презент прощальный -
Последний сполох соловьиной трели,
Щемящий... и пронзительно-печальный.
В той песне соловьиной, не услышу
Шальную нотку юности восторга...
Мне годы накопившиеся спишут...
Осенним утром... просто... и без торга...
 
 
Бокал печали
 
Ветер в серое небо кричит.
Бабье лето уже позади.
И усталая туча ворчит,
Рассыпая косые дожди.
В эту грустную пору, тоска
Подкрадётся вплотную... молчит.
А потом, как сухая доска,
Глухо в сердце пустое стучит.
Всё умолкнет в осеннюю ночь,
Только ветер - Разлуку споёт.
Расставанья внебрачная дочь -
Одиночество - в гости придет...
Что ж, подруга, я рад... проходи...
Выпьем вместе печали до дна.
И с тобой буду я... не один...
И со мной будешь ты, не одна.
 
 
Две тоски
 
Вот и снова тоска. Одинокая... злая.
И зубами за бок... и вздохнуть не даёт.
И сомненьем своим душу всю заполняя,
Заливает и тушит любви огонёк.
Ведь остынет же всё как потухшая печка!
Как сомненье убить? Разорвать на куски...
Так и маются долго два глупых сердечка,
Ухватившись за нить. Две любви. Две тоски.
 
 
Две тропинки
 
Две дорожки, две тропинки
Рядышком бежали.
В левой, камешки-смешинки.
Правая – в печали.
 
На пути их, между прочим,
Речка зажурчала.
Левая, в пылу, — проскочим!
Правая молчала.
 
Через речку — мостик робкий…
Там где середина,
Вдруг соединились тропки,
Вместе, воедино.
 
Все смешалось — грусть, и радость,
Нежность, и тревоги.
Горечь правой, левой – сладость,
В новой той дороге.
 
Стало тесно им. Пылинки
Друг о друга бились…
Пройден мост. И те тропинки,
Снова раздвоились.
 
Слиться в новую дорогу,
Как-то не сумели.
И болтали понемногу,
Даже песню пели…
 
Не допев еще припева,
Тропки разбежались.
Смех — налево, грусть — направо.
Словно не встречались…
 
 
Пустой дом
 
Вот и всё… счастье долго не длится.
Горечь слов улетает вдогонку…
И в холодной постели не спится.
Остывает камин потихоньку.
Счастье вдруг утекло, как водица.
Радость, сделав полшага, застыла...
А тоска (хладнокровный убийца)
Горло пальцами больно сдавила.
И мечта не вернётся из сказки.
Дом холодный. Углы опустели.
Две свечи, словно звёздочки-глазки,
Ярко вспыхнули… и догорели.
 
 
Песня птицы
 
Птица плакала на ветке песню горькую.
А на небо наплывала зорька алая.
Говорила этой песней горькой, с зорькою
Птичка маленькая, певчая, усталая...
 
Что ты милая тоскуешь? Что печалишься?
То ли плачешь, то ль поёшь, пичуга малая.
У зари сегодня праздник… зря ты жалишься.
Не услышит голос тихий зорька алая.
 
И заря, её не слышала, румянилась
Уходя за горизонт, алея красками.
Ночь, навстречу ей тихонько в путь отправилась,
Наполняя лес таинственными сказками.
 
На поляне, старый дуб, во сне корёжился.
Песня, грустное и давнее напомнила...
Ветерок нырнул в кусты, да там и съёжился.
Ночь приблизилась и всё собой заполнила.
 
И стелилась в небе скатерть алым бархатом.
Отмечали встречу в небе, ночка с зорькою.
Блюдца-звёзды в небесах, сверкали яхонтом.
Заходилась в плаче птица песней горькою...
 
 
Белая тень
 
На рассвете, решил – уйду...
Соберу свой нехитрый скарб,
Оставляя беде — беду…
Больше я у неё не раб!
 
В чисто-поле тоску пущу.
Придержу только грусть-печаль...
Потому, что ещё грущу...
Потому, что немного жаль...
 
Мне бы время догнать… но нет…
Не угнаться за ним. Не лень...
Просто, здесь у меня — рассвет...
Там, куда тороплюсь я — день.
 
Ветер стукнул сухой доской…
Не успел… надо ж, так уснуть.
Затянула беда тоской.
На полдня бы, пораньше в путь...
 
Я проснулся, себя браня.
За окном суетился день.
Глянул в зеркало — нет меня...
Только белая, чья-то тень...
 
 
В небеса
 
Я не верил в покой...
Мне казалось, что души едины.
Так хотелось тепла!
И объятий твоих, как наград.
Ты прости, что такой...
Ты прости, что я без середины...
Коль взлетать — так взлетал!
А любить — так любил без преград!
 
Боже, как я болел...
И тобой, и тоской, и любовью!
Не смогла ты помочь...
Я не смог тоже, что-то понять...
Жаль, что здесь на земле,
Птица Счастья повенчана с болью.
Потому и невмочь,
Одному мне её удержать.
 
И теперь ни к чему,
Те закаты и белые росы.
И стихи, что не спел,
Оставляю в том мире с тобой.
Не нужны одному
Облака, соловьи, и берёзы.
Я тебя не успел
Напоить родниковой водой...
 
В этих дивных местах,
Мы когда-то смеялись беспечно.
А теперь я стою
Здесь, у бездны… где холод, и страх...
И прошусь — в небеса...
Но туда ведь, не пустят, конечно...
Я бы душу твою,
Там… потом отыскал… в облаках...
 
 
Льдинка
 
И вот, без сердца, без души...
Бессильно - прочь... а так старался...
Тобой дышал, тобою жил!
Стучал... кричал... не достучался...
А в мыслях, только ты одна.
И непонятно всё и странно...
Всегда, как льдинка холодна.
Но, боже мой... как ты желанна!