Надежда

Надежда
 
 
Я иду к тебе
 
За окном февральский вечер.
Не мерцают огоньки.
Заметает зимний ветер,
Нашей радости деньки.
За метелью - за печалью,
Плачет тусклая луна.
Что же я один скучаю?
Что же ты грустишь одна?
Вьюга снежною порошей,
Наполняет небеса...
Я иду к моей хорошей,
Заглянуть в её глаза.
Воет ветер, но пугая,
Он не рвёт надежды нить.
Я иду к тебе, родная -
Одиночество делить.
 
 
Ты приходи
 
Вслед, за весною-здравствуй,
Осень-прощай приходит...
Дама пиковой масти,
Вновь короля покроет...
Как без припева песня,
Зыбкое полусчастье...
Вспыхнет на небе месяц,
Рядом звезда погаснет.
Годы, закат рисуют.
Время, печаль не лечит.
Только душа тоскует...
Рвётся к тебе навстречу!
Сердце, разлука студит.
Ты приходи… и властвуй!
Пусть же — прощай — не будет...
Будет всё время — здравствуй!
 
 
Родник надежды
 
В лабиринтах сомнений-дорог,
Заблудились. Такой вот кульбит.
Я под грустью дождливой продрог.
Ты застыла от льдинок-обид.
 
И наощупь… по кругу теперь...
Веки скрыло обиды сукно.
Мы не видим открытую дверь
И в закрытое бьёмся окно.
 
Робкий голос смущённой любви,
Заглушается горечью злой.
Чувство, ревность бросает — лови!
Разум, чувству — одумайся! Стой!
 
А под сердцем бежит по крови...
Где-то бьётся под тяжестью той,
Струйка нежности в русле любви,
С родниковой надеждой-водой.
 
 
Не забывай
 
Не забывай меня... пожалуйста... прошу.
Прости за редкость встреч –
люблю и помню!
И те слова, что так давно в себе ношу,
Я скоро сердцем их
тебе исполню.
 
И будет встреча, и немой вопрос, и грусть.
И радость, и тревога...
не услышишь...
Я не отвечу, только губ твоих коснусь,
Ты знаешь, счастье,
словом не опишешь.
 
И на щеке застынет капелька-слеза,
И будем мы одни
на целом свете!
Не надо слов, когда встречаются глаза...
Ты всё сама прочтёшь
в немом ответе.
 
Я отправляюсь в путь, вот только допишу...
Пускай зима…
тропа обледенела.
Не забывай меня, я так к тебе спешу -
Душой, надеждой...
и озябшим телом…
 
 
Воскрешение души
 
Вновь находит весна адресата.
Ледяные постройки — на слом!
Птица-грусть, улетая куда-то,
Лишь слегка задевает крылом...
Пусть грустится… весной это можно...
Грусть пройдёт. А весна хороша!
По весне упрощается сложность...
И весной оживает душа!
 
 
Вне разума
 
Как птица — взмахнула крылом
Мечта… растворилась она...
Чтоб снова вернуться потом,
Мучительной ночью без сна,
Сжигающей болью в груди,
Постелью холодной как лёд.
И в небо — неистовый крик -
Вдогонку рванулся в полёт!
Но крик оборвался и стих...
Ну где же ты? Где? Отзовись!
Уйди же из мыслей моих...
И ночью мне тоже — не снись!
Но разум не хочет понять,
А сердце не может забыть...
И будет вне разума ждать,
Надеяться, верить, любить.
 
 
Сердце
 
Когда Мечта тебя оставит,
Покинет островок души,
Тоска печать свою поставит,
Весенней радости лишив...
Когда, как призраки, внезапно,
Небрежно дверь толкнув — позволь?
Войдут — печаль… и поэтапно -
Разлука, безысходность, боль...
Завоет злобно зимний ветер,
Резную дверь сорвёт с петель.
И к терему (что был так светел)
Все тропки заметёт метель...
Растерянность негромко спросит -
Ну как же так… ну почему?
Сомнение сквозь зубы бросит -
Теперь надежда ни к чему...
И трезвый разум скажет прямо -
Не жди… всё безнадёжно, друг.
Лишь сердце глупое упрямо
Шепнёт тихонечко — а вдруг?
 
 
Не бойся
 
Если радуга утром летним,
Вспыхнет радостно — выйди в поле -
Босиком, по росинкам светлым.
Обнимись с ветерком на воле.
Сбрось одежды нечистых мыслей.
Наготы не стесняйся сердца.
И по радуге, что повисла,
Поднимись — видишь в небо дверца?
А надежда? Она с тобою?
Что ж, на чудо тогда настройся!
Назови эту дверь — Мечтою!
Открывай же её… не бойся!
 
 
Не уходи безмолвно
 
Прошу, не покидай меня безмолвно,
Надолго, и ни слова не сказав...
Не уходи, оставив грусть… и словно,
Холодным отчужденьем наказав.
Когда в груди, и сердце, как в неволе...
А время убивает не спеша...
И корчится в агонии от боли,
Тоскуя в ожидании, душа.
Я знаю, что на свете всё условно -
И боль, и ожидание, и грусть...
Но всё-таки, не уходи безмолвно.
И уходя, скажи мне: "Я вернусь".
 
 
Твой рисунок
 
На оконном стекле, свечи тени качают.
Белый холст затемнён снегом цвета сурьмы.
На холодном столе — твой рисунок печальный.
Два оттенка на нём, чёрно-белой зимы.
 
Я раскрасить решил, акварелью весёлой
Этот грустный сюжет, и палитру принёс.
Тёмный снег — забелив, капнул краски бордовой
И раскрасил рассвет… и кудряшки берёз.
 
Небо выкрасил в синь. Дал деревьям одежду.
Изменил антураж, в зелень бросив холмы...
Что же вышло? Взгляни! Я раскрасил в надежду -
Безнадёжный пейзаж, обречённой зимы.
 
 
Ненастный день
 
В минуты грусти, дождь послушай...
Он всё расскажет, не соврёт.
Проникнет капельками в душу,
И нужные слова найдёт.
Грустить не стоит долго очень -
Испортишь только цвет лица.
Ведь дождь не плачет — он хохочет!
Ты посмотри на хитреца!
Роняет капли… но не слезы.
И мокрый весь, но не грустит.
Он извлечёт судьбы занозы,
Утешит, и грехи простит...
Шагни под дождь… давай, не бойся...
Иди куда глаза глядят!
Небесною водой — умойся,
И улыбайся всем подряд.
И счастье тоже улыбнётся...
Быть может, кто-то — дождь любя,
С тобой в ненастный день столкнётся...
И скажет: "Я ищу… тебя"!
 
 
Так и бывает всегда
 
Утро весеннее, радостным вздохом, проснется
И улыбнется, умывшись холодной росой.
Грусти осенней не будет, она не вернется.
Жизнь повернется попутной своей полосой.
 
Так и бывает всегда. Изменяется мода.
Годы проходят, сменяются даже века.
Грозная туча, под сенью небесного свода,
Вдруг посветлеет, туманом уйдет в облака.
 
Светлое облако, ветер веселый развеет.
Солнечным жаром просушит. Засохнет беда.
Черное — белое… белое, черное сменит.
Это ведь жизнь. В жизни так и бывает всегда.
 
 
Вернёмся в наше лето
 
Грустит печалью синей,
Угрюмый, зимний вечер.
Надежд застывших иней.
И слов холодных ветер.
 
Лишь изредка отпустит,
Но в сердце лёд не тает.
И стылый ветер грусти,
Над головой витает.
 
А может… всё забудем?
Уйдём с тобою в лето?
Бродить, обнявшись, будем
В лугах, за речкой где-то!
 
Где радуга на склоне...
И небо, словно море!
Встречать, ладонь в ладони,
Рубиновые зори!
 
Где родники надежды
Струятся в наших взорах.
Где буду я, как прежде,
Тонуть в твоих "озёрах".
 
И пусть же вечер зимний
Грустит, за дверью где-то.
Стряхнём печали иней,
Вернёмся в наше лето!
 
 
Омут
 
В тёмном небе, ранним утром,
Птица плакала, кричала...
Речка медленная, хмуро
Безысходность отражала...
 
Ива к реченьке клонилась —
То ли, жажда… то ль,  кручина...
У реки остановилась,
И задумалась дивчина...
 
И стояла. И грустила,
Рядом с ивушкой. Несмело -
Что-то у реки просила…
В воду тёмную смотрела.
 
Что на сердце у дивчинки?
Что она склонившись просит?
Слезы, капельки-грустинки,
Речка в горизонт уносит.
 
Взгляд притягивает бездна.
Омут чёрный — кружит разум...
Шаг последний… голос беса —
Ну, давай же! Надо сразу...
 
Вдруг из облака, в оконце,
Золотисто-белым светом,
Осветило землю солнце!
Заиграло солнце — летом!
 
Взглядом Облака коснулась,
Та дивчина… и легонько
Улыбнувшись, повернулась…
От воды пошла тихонько...
 
А река себе лениво,
Вдаль катила волны чинно.
К омуту клонилась ива -
То ли, жажда… то ль, кручина...
 
 
Так бывает
 
Так бывает с приходом весны.
Пробегут вдохновения токи,
Разбивая февральские сны,
Оставляя чудесные строки.
Заалеет улыбкой заря.
Разомлеет на солнце дорога.
И окажется, все это зря -
Споры-слёзы, обида-тревога.
И захочется встать на утес,
Где обычно рассветы встречаю,
Сбросить камень, который я нес...
И кричать - я люблю! Я прощаю!
Кто-то рядом тихонько вздохнул...
Осторожно коснулся спины...
Это ветер весёлый подул.
Так бывает с приходом весны.