ХУДОЖНИК

 

Я решил написать образ твой на холсте, как художник.
Приготовил и рамку, и кисти, и холст, и мольберт.
Холст на рамке расправил, придвинул подставку-треножник.
Вот и первый мазок... оглянулся, а красок-то нет...

И решил я тогда - взять немного веселья у лета.
Изумрудной и сочной, зелёной травы луговой.
И от тёплого солнца добавил немножечко света.
Белой пены морской, что вскипает весёлой волной.

Свежесть ветра я взял, что резвился на вольном просторе.
И от облака - нежности той, что нежнее перин.
А когда я смешал неба синь и лазурное море,
Получился такой удивительный ультрамарин.

У вечерней зари позаимствовал бархат пурпурный.
Прихватил и поляну, что вся утопает в цвету.
А у клёна я взял - взгляд лукавый, игривый, амурный.
И у стройной берёзки - смущение и красоту.

Ароматом трава луговая с рассветом проснулась.
Где-то пели сонеты свои, о любви - соловьи...
И когда, восходящее солнце портрета коснулось,
Изумительной радугой вспыхнули краски мои.

Я закончил писать. Что же вышло? Мой взгляд напряжённый
Вдруг застыл. Кто она? На портрете совсем ведь не та!
И смотрел я на холст... очарованный, заворожённый...
А с холста на меня удивлённо смотрела... Мечта.